?

Log in

No account? Create an account
Сёмкин [entries|archive|friends|userinfo]
Сёмкин

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Лгунья [дек. 15, 2007|08:16 pm]
Сёмкин
- Господа, эта картина была написана автором в период расцвета его творчества. Она прекрасно отражает современное видение альтернативной живописи тех времен, придавая ей посредством необычного контраста дополнительный шарм и утонченность.
Внезапно Клавдия Петровна почувствовала сильную боль в животе. Она слегка согнулась, впрочем, туристы этого даже не заметили, и улыбка по-прежнему не сходила с ее лица.
«Сейчас бы таблеточек этих от живота, которые в баночке из-под заменителя сахара», - подумала Клавдия Петровна.
- А теперь перейдемте к следующей картине, - громко произнесла она и группа туристов двинулась за ней.
- Автор: Сельвен Трататуев. Картина называется «Рассвет над бездной». Это прекрасное полотно передает нам атмосферу пафоса и трагизма человеческого бытия, всю безысходность и надежду, которые уходят своими корнями в плод зарождения истории человека и его культуры. Обратите внимание на мусорный контейнер, который изображен в центре…
Сильно кольнуло в виске, затем жгучая боль сдавила голову Клавдии Петровны. В ушах ее зазвенело, на глаза слетела синяя пелена. Клавдию Петровну пошатнуло.
Туристы с любопытством смотрели на нее, но Клавдия Петровна быстро взяла себя в руки: «Перейдемте, пожалуйста, к следующему шедевру».
- Автор: Семенион Безымущий. Картина называется «Туман созвездий над пьяными морями». В этих мягких пастельных тонах заключен колоссальный смысл. Художник пытается донести до нас необратимость победы добра над злом и гармонии над хаосом. Он напрямую обращается к нашему подсознанию, нашим инстинктам, пытаясь заставить нас найти внутри себя ответы на вечные вопросы.
Поясницу резко поразила дикая боль. В углу левого глаза начало сильно щипать: «Сосуд лопнул», - подумала Клавдия Петровна. Она начала задыхаться и ноги ее подкосились. Клавдия Петровна словно бы провалилась в туман, ничего не видя и не слыша. Она едва не теряла сознание.
- Да полная хуйня это. Ну, на самом-то деле! – донеслось вдруг из тумана.
«Мат? Кто посмел ругаться в галерее»? - подумала Клавдия Петровна.
Туман развеялся, и она быстро пришла в себя. Перед ней стояла шокированная группа слушателей.
- Сито такое «хуйня»? – Обратился к ней японский турист, приготовившись записывать в блокнот, - и как это звучать по-японски?
- А так и звучит «хуйня», - ответила Клавдия Петровна, понявшая, что это она произнесла, вместе с тем почувствовавшая себя гораздо лучше.
Что о хуйне не говори, но ведь она же все равно останется хуйней.
Клавдия Петровна почувствовала, как все недуги, которые вдруг ее одолели, отступили. Она даже подумала о том, что чувствует себя сейчас очень даже хорошо.
- И работы Сельвена Трататуева – хуйня, и Семениона Безымущего - тоже хуйня. Да смотреть же на них противно. Убожество! Им место на свалке, а этим тщеславным людям явно не за холстом, а за фрезерным станком или на улице с лопатой и метлой.
Клавдия Петровна ощущала, как в груди ее разгорается, потухший было, огонь молодости. В глазах ее появился счастливый блеск, старый остеохондроз, сковавшие ее шею, прошел, кариесные дупла во рту начали затягиваться зубной эмалью, а на месте выпавшего недавно коренного зуба прорезался новый.
- И то, что я вам про хуйню эту говорила – хуйня, - закончила она.
Клавдия Петровна неторопливо возвращалась домой. Сегодня она решила пройтись пешком по парку, который начинал наливаться весной. На небе слезилось необыкновенно яркое мартовское солнце. Клавдия Петровна думала о том, что еще никогда не была так счастлива.
Ссылка